Забыли пароль?

Регистрация

Если у Вас есть регистрация в других социальных сетях или аккаунт OpenID, то Вы можете войти на сайт без регистрации.

Войти через loginza

Дом

29 августа 2015 - Редакция
Нина Рябова знакома нашим читателям по публикации главы из книги «Чеченский шрам» (из дневников матери), посвященной поколению недоживших, недолюбивших, памяти любимого сына Тимофея (издательство  «ВРЕМЯ», Москва, 2006).
 
В Год литературы, в год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне в издательстве «АРНИКА» (Вологда) вышла книга Нины Рябовой «Судьба быть вдовой», посвященная матери Галине Африкановне Диановой, которая в 26 лет осталась вдовой, но пронесла свою любовь через всю свою жизнь.
 
Высокую оценку книге дала Елена Грудева, доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой отечественной филологии и прикладных коммуникаций ЧГПИ: «Книга помогает сохранить память о подвиге нашего народа, о тех ценностях и традициях, благодаря которым наша страна одержала победу в Великой Отечественной войне».
 
Валентина Шаркунова, Председатель городского общественного совета г.Череповца, Генеральный директор ООО «Клуба путешествий «Валента», называет книгу «рукописным символом женской великой верности». 
 
Предлагаем вниманию читателей одну из глав этой книги.

 

Дом

 

Дом. Наш дом. Его уже давно нет…


А я помню тебя, мой красивый, мой необычный дом. Мой многострадальный дом.


Я помню, как возвращаясь с дальних покосов, к тебе спешила моя мама.


Помню, как ты ждал, когда она везла дрова из леса в морозную зиму. Тебе, наверное, было так же холодно, как и нам. Но мы пытались затопить маленькую печку, хоть как-то согреться… А тебя, большой дом, донимал мороз. Он громко стучал по твоим застывшим углам своей колотушкой. И нам было страшно за тебя.


А когда злой холодный ветер сорвал твою дощатую крышу, когда налетела метель и внутри тебя выросли сугробы, нам было также страшно за тебя.


Ты становился седым, когда оттепель сменялась морозом…


И был молод, красив, когда светило весеннее солнышко.


А когда у тебя появился новый враг - вода, наш страх перешел в ужас. Вода, холодная вода, затопила все вокруг тебя, наш милый дом. И мы были бессильны тебе помочь.


Мама прорывала канавки в снегу, но воде некуда было течь.


Вода неподвижно стояла … и прибывала. Мы спасались на лежанке, на печке. А наша бедная корова Звездка стояла по колено в воде. Так было целую неделю. Нам никто ни в чем не помог, а мы не могли ни в чем помочь тебе.


А потом, когда вода уже ушла, когда мы начали сушить свои промокшие одежки, ты стоял серый и унылый, ты был в полном недоумении: почему же запаздывает солнышко и не спешит высушить тебя?


И ты был такой грустный долго-долго, ты даже стал ниже, немного присел в надежде подняться, когда просохнет земля.


Но твоим надеждам не суждено было сбыться: нижние бревна намокли, начали очень быстро гнить и вскоре совсем ушли в землю…Ты же был высокий двухэтажный дом!


Ты не сдавался, ты по-прежнему был красивый, разве что чуть-чуть стал пониже, но вода оказалась злой и коварной.


Теперь она заливала тебя сверху, по крыше твоей барабанил дождь, порою нудный, затяжной дождь.


И ты не выдержал! Вначале просел один угол, потом другой. Но ты не спешил развалиться, ведь ты знал: все можно поправить. Ты ждал помощи хозяина.


Ты помнил, как стучал молоток в заботливых руках его.


И ты не уставал ждать.


А хозяина все не было… Не было…


Была очень добрая, маленькая ростиком, хрупкая хозяйка.


Она следила за чистотой в доме. Мыла, терла некрашеные половицы, украшала свое жилье цветами…


А тебе нужны были сильные мужские руки. Тебе был нужен ремонт… а главное - тебе была нужна крыша…


Хозяйка поднимала голову и долго примеривалась к чему – то , принесла лестницу , залезла… Но ты же не домик, ты – высокий дом! И крыша у тебя высоко, не зря же ее хотели сделать другой, прочной, надежной , красивой!


Но хозяин не успел… Не успел…


А еще приходят любопытные (хотя бы постеснялись!), смотрят вверх и смеются :


-А я-то думал, где лас-точки…Все ласточки у тебя, Галина.


-Где же им быть? У меня под крышей… птицеферма!


Да, у нас в доме жили ласточки, они весело щебетали, растили птенцов,


Им никто не мешал (гнезда их были там, где частично сохранилась крыша).


Крыши практически уже не было, подует ветер – летит гнилая пыль, пойдет дождь – она намокнет. Дождь маленький – капает, дождь сильный – льет, льет, как из ведра…


Дождь – это наши слезы с тобой, мой милый дом…


Спасения нет нигде, мы бегаем, подставляем тазики, блюда, чугуны и чугунки - все, что хоть сколько-нибудь задержит воду.


Внизу, на дворе, уже капает, тревожно замычала корова.


Плохо всем: и тебе, наш дом, и хозяйке, и корове с теленком.


Но мы по-прежнему любим тебя и бережем.


-Нина, не стучи, когда вернешься, - ворота упадут.


Пожалуйста, не хлопай дверью – косяк выпадет.


Но ты не развалился, ты чувствовал, что хозяйка не в силах тебе помочь. Ты крепился из последних сил, ты стоял.


Ты стоял, когда она выносила свои небогатые пожитки, ты чувствовал: «Это все… Это прощание…»


Но она не забыла запереть тебя, и ты понял: она придет, придет обязательно, сядет, как всегда, на лавку, вздохнет и скажет: «Ой, Шура, был бы ты живой…


Был бы ты…живой, милый Шура…»


…Но те, что небрежно бросали скудные пожитки хозяйки на пену, не замедлили вернуться.


Разгоряченные водкой, они пинком выбили дверь. Ты пробовал остановить их: дверь вместе с косяками упала, преградив им путь.


Но это придало им бешеной силы и ярости. Они срывали двери в избу, вырывали крючки, когда-то выкованные дедушкой Егором в кузнице и подаренные хозяйке-вдове: «Ну, Галина, пусть Бог хранит тебя. Никого не бойся».


Они выкручивали лампочки, вырывали выключатели.


Выкатили жернова, на которых мололи зерно, выданное на трудодни… Жернова были тяжелые, они покатились по лестнице вниз, ломая ступеньки.


Они увидели наш умывальник на цепочке из чистой меди с двумя «рыльцами». И тоже из чистой меди. Перед праздниками его всегда чистили первым. Мелкий песочек и клюква делали его блестящим, нарядным. Он был фамильной гордостью бабушки Ираиды. «Из девок, -говорила она. -Мое приданое».


И когда брать было нечего, варвары разбили окна. Переплеты рам ломались, стекла выпадали, даже не успевали разбиться… Их добивали ухватом, видимо, не нарочно забытым хозяйкой.


Она же не навсегда уходила отсюда, она хотела по-человечески…вернуться, осмотреться, вспомнить, присесть и уйти …по-человечески!..


Прости, прости, наш милый дом…

Похожие статьи:

Рейтинг: 0 Голосов: 0 294 просмотра
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Место под рекламу 468х60 -1
Место под рекламу 468х60 -2
 


 

 

 

общество культура дети события праздник спорт конкурс школа здоровье победа люди библиотека история встреча война выставка поздравления закон политика экономика воспоминания соревнования музей ветераны семья юбилей творчество концерт детсад акция природа детский сад экскурсия поэзия фестиваль традиции образование пенсионеры самоуправление михайловское профилактика музыка проза сироты экология мероприятие жкх письмо награждение открытие выборы туризм поздравление лыжи село читатель армия традиция семигородняя василий белов отдых волейбол каникулы молодежь митинг турнир сельское хозяйство область память сорожино ярмарка цтнк патриотизм порядок фото конференция чтения игра религия поездка школьники итоги мчс воспитатель гто книга футбол семинар лето благоустройство спартакиада художник полиция инвалиды земляки проект картины район оптимизация победители