Забыли пароль?

Регистрация

Если у Вас есть регистрация в других социальных сетях или аккаунт OpenID, то Вы можете войти на сайт без регистрации.

Войти через loginza

Спасибо Советской Армии

29 июня 2016 - Редакция

Свои воспоминания об армейских буднях я записал для своих детей и внуков – на добрую память. Надеюсь, они будут интересны молодому поколению, кому еще предстоит служить в армии.

 

В конце ноября 1966 года я получил повестку о призыве в ряды Советской Армии. 28 ноября прибыл в Беломорск, а вечером в составе команды техников-механиков был отправлен в г.Петрозаводск, где на сборном пункте нас разбросали по другим командам. Основную часть нашей группы отправили на Дальний Восток, а меня включили в состав команды, едущей в г.Ленинград в Высшее военное инженерно-техническое краснознаменное училище (ВВИТКУ). По прибытию в училище нас переодели в военную форму и на следующий день отправили на полигон училища в Выборгский район, п/о Приветненское.

Сразу же попали в учебную роту, за месяц освоили курс молодого бойца, приняли военную присягу и перед новым 1967 годом были распределены по ротам полигона. Я попал в первую роту (всего их было 3), был назначен учеником экскаваторщика, который служил третий год, на экскаватор ЭО-305. Сравнительно быстро освоил экскаватор, подменял экскаваторщика, когда ему было лень садиться за рычаги (он служил третий год). А весной 1967 года он заболел, попал в госпиталь, я больше его не видел. На данной технике я остался один.
 
В начале июня все училище (около 2 тысяч человек) на лето выехало на полигон. Вместе с курсантами были слушатели курсов от лейтенанта до капитана. Они повышали свою квалификацию, ведь без высшего военного образования им звание майора было не получить.

 
 
А мы, личный состав полигона, стали инструкторами, каждый на своей технике. За две недели мы должны были обучить курсанта, а иногда двоих всем приемам работ. А через две недели - новые курсанты, и так все лето. После двухнедельного обучения курсанты сдавали экзамен своему командованию.
 
Все лето шла напряженная работа – это обучение курсантов, строительство железобетонных укреплений, рытье окопов, траншей, установка мин, их снятие, минирование, взрывы различных объектов. А на стрельбище с утра до вечера были слышны автоматные очереди или одиночные выстрелы. Ведь за лето курсанты на практике осваивали то, чему учились весь курс.
 
Очень напряженно работала столовая, пищу принимали строго по расписанию и очередности. Ведь такая масса людей. Задействованы были все 8 электрокотлов. Зимой для личного состава полигона использовались только два котла. С первого дня нахождения на полигоне мы получали курсантскую норму еды, еда была хорошая и разнообразная, так как готовили повара-женщины.
 
В июне я был направлен под Выборг в какое-то карьерное управление для погрузки щебня на автомобиль КрАЗ-256, так как у них сломался свой экскаватор. Работать пришлось без перекуров, не успеешь погрузить одну машину, как подъезжает другая и так весь день. На работу нас возили с полигона на автомобиле УАЗ, а вечером забирали. Мы обедали в рабочей столовой по талонам.
Эта командировка у меня была две недели, после чего главный инженер карьеро- управления отметил мою хорошую работу и пригласил после службы работать у них, и еще сказал, что буду поощрен. И как я был удивлен, когда получил почтовый перевод с карьероуправления на сумму 125 рублей, и это за 2 недели работы. Видимо, это имел в виду главный инженер, говоря о поощрении.
 
В августе личный состав полигона и курсанты были подняты по тревоге. Никто ничего не объяснял, лишь приказали заводить машины, по Приморскому шоссе отправили колонной в сторону границы. Не доезжая 100 метров до погранзоны, повернули по грунтовой дороге в сторону Выборга. Проехав километров 5, нам объявили, что прибыли на место, и нам поставлена задача построить грунтовую дорогу для местного совхоза, тем самым руководство училища убивало двух зайцев: практические занятия с пользой Выборгскому району.
 
Сразу же принялись за погрузку гравия. Самосвалы были не только с полигона, но и городские. В первый день работали до 12 ночи, утром нас подняли около 6 часов и опять погрузка до 3 часов дня. Дорога была построена.
За хорошую работу начальник училища (генерал-майор) присвоил мне звание ефрейтора с предоставлением краткосрочного отпуска на 10 суток. Но командование полигона в отпуск меня не отпустило, поставило условие – подготовить замену. В декабре мне дали стажера с осеннего призыва, я его обучил, он стал работать не хуже меня. А отпуск мне предоставили лишь в феврале 1968 года.
 
По прибытию из отпуска узнал, что с капитального ремонта поступил еще один такой же экскаватор. Меня перевели на эту технику.
 
В конце апреля 1968 года получил приказ грузить эту технику на платформу, которая стояла в тупике на ст.Приветненское. Выделили помощников, и мы принялись увязывать эту машину для транспортировки по железной дороге. Сразу по окончании работы был вызван к командиру роты, который сказал, что отправляюсь в командировку в другую войсковую часть. Я, конечно, был ошеломлен этим известием. После получения документов меня отвезли на станцию. Моя платформа уже была прицеплена к другим платформам, на которых стояли два таких же экскаватора, грейдера, трактора. Меня поселили в теплушке, где уже было около десяти человек, двухъярусные нары с соломой и железной печкой. Все парни оказались моего года призыва, быстро перезнакомились, но и они ничего не знали, куда нас повезут.
 
Прибыли в Ленинград, и наш небольшой состав прицепили к другому составу, на что ушло не более получаса, и снова колеса вагона застучали по рельсам. В пути были короткие остановки. Проснувшись утром (состав стоял), с удивлением обнаружил, что это - Череповец, знакомые места. Потом - Вологда, Грязовец. Нас уже встречали и повели в казарму Грязовецкого мотострелкового полка. Как мы вскоре узнали, шло формирование батальона. Нас сразу раскидали по разным ротам. Меня назначили командиром отделения. У меня в отделении оказалось шесть новобранцев, один моего года призыва и два солдата третьего года службы.
 
На утро следующего дня состав был сформирован и готов к отправке. Ехали быстро, с короткими остановками. В Рязанской области увидели огромные яблоневые сады, они уже цвели. После Рязани печки уже не топили, так как стало тепло. Реку Волгу переехали ночью. На станции Верхний Баскунчак впервые увидел двух верблюдов и абсолютно ровную степь, что нам, северянам, было непривычно.
 
30 апреля выехали из Грязовца и уже 2 мая прибыли на конечную станцию Ашалук в Астраханской области. Поступил приказ выгружать технику. После этого погрузили имущество батальона на машины и снова тронулись в путь. Ночью прибыли на место и поступил приказ: машины не покидать, так как кругом много ядовитых змей. Так до утра и сидели в них.
 
А утром 3 мая 1968 года было общее построение. Комбат (подполковник) объявил, что мы - один из 20 батальонов, направленных на строительство рисовых оросительных систем. Наш адрес: Астраханская область, Харабалинский район, п/о Сасыколи. Когда уезжали из Грязовца, по ночам температура была до 5 градусов мороза, а через двое суток очутились в 25-градусной жаре. Из-за резкой перемены климата около 2 недель все чихали и кашляли. Оборудовав лагерь с палатками, принялись за работу – рыли в степи каналы, строили насос- ные станции. Вода была рядом, так как располагались на реке Ахтубе.
 
В июне новая напасть – появилась мошка. Пока несешь ложку от котелка до рта, там уже их несколько. Сначала выплескивали, потом поняли, что можно остаться без еды, поэтому ели вместе с мошками. Местные жители сказали, что мошка держится 40-50 дней и, действительно, в начале августа ее уже не стало.
 
За все лето было только два небольших дождика, температура в тени обычно держалась около 30 градусов. В июле два дня было +45, до железа было не дотронуться. Двигатели – только заведешь, они уже «кипят», поэтому два дня не работали.
 
В конце июля за хорошую работу командование батальона поощрило меня экскурсионной поездкой в г.Волгоград. Нас из батальона набралось около 20 человек. Местный ПМК для поездки выделил автобус ПАЗ-672. В это время все фрукты уже поспели. В июле я посылал яблоки родителям в Харовск. Они писали, что таких яблок не видали и не едали, очень сочные и крупные, понравились.  
 
И вот загрузив автобус арбузами, яблоками, виноградом, тронулись в путь. Вечером прибыли в Волгоград. Остановились недалеко от Мамаева Кургана, который посетили на следующий день. Зрелище незабываемое: поднимаешься по ступенькам, и звучит траурная музыка. После посещения Мамаева Кургана совершили обзорную экскурсию по городу и отправились в обратный путь.
 
В октябре в палатках спать стало холодно, поэтому углубились в землю и натянули еще одну палатку, установили железные печки, которые топили в ночное время. Ведь там степь, лесов нет, ветер небольшой, но он постоянный.
 
После октябрьских праздников выпал первый снег, все работы были прекращены и командир батальона объявил, чтобы мы готовились к отъезду в Грязовец. Около середины ноября нас с громоздкой техникой отправили на станцию Ашалук, где мы выгружались. Платформы уже были поданы,  и мы начали погрузку и увязку техники. Ночевали в кабинах, двигатели почти не выключали, так как было холодно. Утром на следующий день на автомобилях ЗиЛ-157 и допотопных ЗиС-151 прибыл батальон. До вечера увязывали эти машины и грузили имущество батальона. Под вечер, когда все работы были закончены, снова построение всего батальона. Комбат объявил, что наш батальон занял первое место среди 20 батальонов Вооруженных Сил и мы поедем домой в купейных вагонах. И действительно, к эшелону прицепили 4 купейных вагона: по одному на каждую роту и вагон для командования. Разместить 10 человек в купе очень непросто. Солдаты третьего года службы спали на нижних полках, я и еще один второго года службы – на вторых полках, а «молодые» - на багажных и в проходе между нижних полок. Наверно, аналогично было и в других вагонах.
 
Ночью мы тронулись в путь на север. Все вагоны были с гражданскими проводниками, хорошо отапливались, лишь мне, как командиру отделения, прибавилось забот – менять места для ночлега для «молодых», т.к на багажных полках стояла жара, а на полу люди замерзали.
 
Если в Астраханскую область нас перекинули за двое суток, то обратный путь до Грязовца занял две недели, поэтому смену климата все перенесли нормально.
 
В последних числах ноября прибыли в Грязовец, температура была около 18 градусов мороза. Получив на руки сопроводительные документы, я недолго раздумывая, отправился на вокзал и поехал на побывку в Харовск к родителям, где пробыл около 2-х суток, а потом купил билет и прямым поездом – в Ленинград. Я считал, что от Грязовца до станции Приветненское Ленинградской области поезд (что осталось от эшелона) пройдет не менее 3-х суток, да и в теплушке (при таком морозе) ехать не «улыбалось».
 
По прибытию на полигон пошел докладывать командиру роты, что я прибыл. А вместо него меня встретил молодой лейтенант, причем очень неласково. Оказывается, за время моей командировки на полигоне ввели должности замполитов командиров рот. Он обрушил на меня кучу вопросов: где я болтаюсь, почему меня не оказалось в теплушке, технику выгружали без меня, на что «убили» полдня.
 
В ответ на эти вопросы я ответил, что не хотел отдавать «концы», ехал пассажирским поездом, что уложился в срок согласно предписанию и что простужен. На утро пошел в санчасть, где меня положили на неделю, прописали постельный режим.
 
По приезду из санчасти меня опять назначили командиром отделения, а народ был молодой и незнакомый, ведь за время моего отсутсвия было два призыва. Из знакомых были лишь два человека моего года призыва, солдаты старше нас все демобилизованы. Наш призыв 1966 года стал «стариками».
 
В январе и феврале 1969 года несколько раз ездил в училище в Ленинград, решал хозяйственные вопросы, так как в училище шел ремонт. Обычно я пристраивался на машину с полигона, и она меня довозила до училища, так как Ленинград знал плохо, и обратно так же. В конце февраля, когда все работы завершены, дежурный по училищу отправил меня на полигон одного, так как никакой попутки не было. Переехав Неву, я заблудился в районе Охты. И лишь с помощью милиции удалось выбраться из города. Больше за пределы полигона я не выезжал.
Служба шла своим чередом, ходил в наряды, в караул. Был (за время службы) во всех нарядах: дневальным и дежурным в парке, на КПП-1, КПП-2. И особенно часто – дежурным по роте. В марте мне дали стажера с осеннего призыва. За март и апрель я его обучил.
 
В осенне-зимний период командование полигона организовывало экскурсии в г.Ленинград для посещения музеев. 
 
Экскурсии были каждый месяц по выходным дням. Мне удалось побывать в военно-морском музее, Петропавловской крепости, осмотреть мемориал погибшим ленинградцам на Марсовом Поле, посетил Разлив, где скрывался Ленин в 1917 году, крейсер «Аврору». Хотелось побывать в Зимнем Дворце и Петергофе, но не получилось. И сюда экскурсии были, а я был либо в наряде, или не подошла моя очередь. В это время солдат срочной службы перевозили бесплатно на пригородных автобусах и в электричках.
 
22 мая 1969 года поступил приказ об увольнении в запас. В этот же день был демобилизован. 
 
За время службы я посетил столько мест, столько повидал, столько узнал! 
 
Спасибо Советской Армии.
 
 
Сергей ЩУЧКИН
Фото из семейного альбома
 

 

Похожие статьи:

Рейтинг: 0 Голосов: 0 193 просмотра
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Место под рекламу 468х60 -1
Место под рекламу 468х60 -2
 


 

 

 

общество культура дети события праздник спорт конкурс здоровье школа победа люди библиотека история встреча война выставка поздравления закон политика экономика воспоминания соревнования ветераны музей семья юбилей творчество концерт акция детсад природа детский сад экскурсия фестиваль традиции поэзия образование профилактика самоуправление проза пенсионеры музыка михайловское сироты экология жкх мероприятие читатель письмо награждение поздравление выборы открытие туризм лыжи армия село традиция отдых василий белов семигородняя волейбол молодежь каникулы область память сельское хозяйство турнир митинг сорожино конференция порядок цтнк ярмарка фото чтения патриотизм школьники книга лето игра воспитатель итоги гто мчс религия футбол поездка семинар благоустройство художник прокуратура инвалиды земляки пундуга картины полиция газета губернатор проект