Забыли пароль?

Регистрация

Если у Вас есть регистрация в других социальных сетях или аккаунт OpenID, то Вы можете войти на сайт без регистрации.

Войти через loginza

«Я возвращаю добро землякам!»

1 августа 2017 - Редакция
Да, не обучения, а именно воспитания. Максим Горький писал: «Любить детей – это и курица умеет. А вот уметь воспитать их – это великое государственное дело, требующее таланта и широкого знания жизни».
 
Именно о системе воспитания подрастающего поколения зашел разговор с нашим известным земляком, одним из ведущих специалистов по строительству гражданских и военных объектов, педагогом, писателем, человеком, искренне любящим свою малую родину Александром Букаревым.
 
Его смело можно назвать человеком-энтузиастом, которому присуще вдохновение при осуществлении своей давней мечты – создание музея детского дома в селе Ивачино. 
 
Александр Александрович, борясь с бытовыми неудобствами, распутицей или снежными заносами, препонами чиновников, с каждым годом приближается к реализации своей мечты. Он воодушевленный человек, получающий колоссальное удовольствие от своих трудов: восстановления детского дома и продвижения уникальной системы воспитания детей, созданной Милицей Львовой, директором детского дома села Ивачино.
 
…Трудное послевоенное время. Много обездоленных детей, у которых война отняла детство, отняла родителей. И они, скитающиеся по руинам городов и пепелищам деревень, оставленным кровопролитными боями страшной войны, нашли приют в детских домах.
 
Александра Александровича Букарева, уроженца деревни Хвостихи Харовского района, тоже не обошли стороной лишения военных лет. В возрасте 4-х лет он попал в детский дом села Ивачино Вологодской губернии. Основы воспитания, которые получили дети в этом сельском детском доме, не позволили им затеряться в круговороте послевоенных лет, годах хрущевской «оттепели» или «лихих 90-х».
 
Почему? Потому что в этом детском доме Милицей Михайловной Львовой была создана уникальная система воспитания детей через детское самоуправление. Положительные черты  характера, основные понятия моральных принципов: честь, совесть, патриотизм были заложены в каждого воспитанника таким образом, что ребенок с детских лет пронес их через всю свою жизнь.
 
Беседуя с Александром Александровичем, слушая рассказ о его длинной и непростой жизни, невольно ловишь себя на мысли, что он рассказывает не о себе, а о людях, с которыми ему пришлось столкнуться на длинном жизненном пути. 
-Когда у меня появилось свободное время, я проанализировал свои поступки в той или иной жизненной ситуации. Почему я поступал так, а не иначе? Что лежало в основе моих действий, принятых решений, умения доводить начатое до конца? - рассуждал Александр Букарев. -Ни у кого из моих ровесников не было такого взгляда на жизнь, как у меня…
 
Эта уникальная система воспитания через детское самоуправление, которая позволила жить человеку в ладу с самим собой, жить по чести и совести, была проведена у автора красной нитью через несколько автобиографических книг.
В возрасте 11 лет он поступил в Суворовское военное училище, далее Ленинградское высшее инженерно-техническое училище, а затем молодым офицером попал на строительство секретного объекта – космодрома Байконур. Об этом этапе своей жизни он написал книгу «Строитель космодрома».
 
«Совет молодых офицеров» - так называлась одна из глав этой книги.
 
-В армии ни о каком самоуправлении речи не идет, а здесь - «Совет офицеров»… Почему я так его назвал? Это было интуитивно. Степь, жара, полное отсутствие бытовых благ… В свободное время офицеры занимались тем, что было доступно на тот момент, а меня почему-то тянуло к знаниям. Я познакомился с полковником, начальником планового отдела, который делал поправки на погодные условия при оценивании стоимости строительства. Мы стали заниматься этим вместе, а затем создали совет молодых офицеров, инициатором и председателем был я. Просто чувствовал необходимость при строительстве объекта этого союза. Работать стало легче. Когда проводили конкурс среди офицеров по проектированию строительной площадки, то у одного их них проект был лучше, чем у меня, тогда я написал рапорт, и этого талантливого молодого офицера пригласили работать в Москву. Это был единственный строитель космодрома, который остался жить в Москве. Почему я сделал это? Просто хотелось помочь одаренному человеку выбраться из каждодневной строительной рутины, применить свои инженерные способности и в другом направлении работы, на благо многих людей.
Когда приехал в Москву, то мне не было равных по знаниям в планировании строительства. Потому что, благодаря тому полковнику, я обогатился реальными знаниями в этом вопросе. Инженеры проектных институтов, которые были в то время в Москве, такими знаниями не обладали.
 
Далее были просто фантастические вещи. Меня перевели в Москву, где я стал командиром воинской части. Понятно, что моим подчиненным – офицерам, прапорщикам, солдатам – хотелось посмотреть столицу, а еще увезти со службы багаж знаний, полученных не где-нибудь, а в Москве. У меня тоже всегда была тяга к познанию чего-то нового. И тогда я в своей военной части создал вечернюю московскую школу. Занятия проходили три раза в неделю. Это было абсолютно не свойственно тому времени. Получить человеку московский диплом – мечта! И я этому способствовал, как мог!
 
Я интуитивно чувствовал, что нужно окружающим меня людям. Но эта интуиция была развита не в Суворовском училище, не в высшем военном инженерном училище, а в стенах родного детского дома, где я воспитывался 7 лет. Это я понял тогда, когда осознал, что не вязалось как-то с жизнью то, чему меня готовили в училищах, и что было на службе. 
 
Тогда я понял, что воспитание, полученное в детском доме, глубинно повлияло на мое мировоззрение.
 
Еще один пример из моей командирской карьеры. У меня всегда была внутренняя потребность подбирать себе в часть опытных офицеров-медиков, которые правильно ставили диагнозы и благодаря им были сохранены жизни многим солдатам «срочникам». А еще в своей части мы создали комиссию для отбора солдат в наши строительные войска. Цель ее – собрание информации о солдате: знакомство с родителями, посещение детского сада, в который он ходил, адаптация к новым условиям воинского быта, анализ его санитарной книжки… Это делалось для того, чтобы солдату было комфортно служить, а иногда приходилось по полученной новой информации и комиссовать. Таких случаев было много.
 
Я решал вопросы, касающиеся конкретных людей и их личных проблем, хотя это не было моей задачей, как командира. Этим должны были заниматься специальные люди, которые порой по халатности этого не делали или просто не хотели этим заниматься.
 
Я видел за подчиненным человека: сына, брата, мужа… И этот чисто человеческий подход к людям тоже имеет корни из детства!
 
Служба шла хорошо. Добился всего, чего хотел. Все есть, жена, дети – довольны. У меня было положение, как у садовника, который вырастил хороший сад. Вроде бы, собирай урожай и живи спокойно, но…
 
Я понимал, что в тяжелые годы послевоенной разрухи страна сделала для меня очень много: дала не одно образование, поставила на ноги… 
 
Вся жизнь пронизана тем, что в основе моего воспитания были лучшие человеческие качества, заложенные гениальным педагогом Милицей Львовой, директором детского дома. Шагая по карьерной лестнице, я не упивался своими успехами, а достигая определенных высот, видел рядом с собой людей и старался им помогать в меру своих сил и возможностей. Почему?
 
Да потому, что в силу своего воспитания понимал, что в трудные для родины времена мне государство, как воспитаннику детского дома, дало все: питание, обучение, воспитание, отнимая порой у детей колхозников, чьи отцы погибли на вой-не, а матери трудились на полях ради куска хлеба. И когда я стал об этом задумываться, то понял, что пришло время отдать долги. Прежде всего, являясь командиром, в своих подчиненных я видел детей, за счет родителей которых я обучался. Поэтому я всегда становился на защиту их прав, это было на подсознательном уровне – отдать долг тем, кто недоедал и недопивал, давая мне «путевку в жизнь». 
 
За всю жизнь, строя трудовую карьеру, я не научился «переступать» через людей, жил со своей совестью в ладу и знал, что для последующих поколений я должен сделать еще одно дело – создать музей детского дома в селе Ивачино, который является родиной детского самоуправления, не имеющего аналогов в отечественной истории педагогики.
 
С большим трудом я начал его строить. Выкупил землю, занялся восстановлением здания, которое было построено в 1870 году. Разыскал архив детского дома, который сохранил сын Милици Михайловны – Марк Щукин. Читая записи, снова погрузился в атмосферу голодного, но такого чудесного периода жизни человека – детства. 
 
Чего ради мне бы возиться с этими записями? Сдал бы архив в Педагогический музей А.С.Макаренко в Москве и стал бы его посещать, вспоминать детские годы… А я благодаря тому, что с моей точки зрения и с точки зрения здравого смысла (и мне об этом говорили не раз), получил ненормальное воспитание, и это накладывает отпечаток на все мои поступки и действия в течение всей жизни,  решил воссоздать музей детского дома, потому что обязан всему, чего добился в жизни, именно ему и Милице Михайловне!
 
Архив представлял рукописные бумаги, написанные детскими руками. Приехав в Москву, посмотрел их и был поражен той системой воспитания, которая была в детском доме. Этот архив произвел на меня глубочайшее впечатление. Система воспитания детей путем самоуправления была просто