Забыли пароль?

Регистрация

Если у Вас есть регистрация в других социальных сетях или аккаунт OpenID, то Вы можете войти на сайт без регистрации.

Войти через loginza

Летней Турцией наполнен туристический сезон турция отзывы Кемер с рейсами из Москвы.

Служили два товарища

3 декабря 2014 - Редакция

16 сентября 2009 года в «Призыве» была опубликована исследовательская статья ученицы Харовской средней школы № 2 Вероники Смирновой о её прадеде «Русский солдат – Александр Смирнов», посвящённая 95-летию начала Первой мировой войны.

 

На одной из фотографий, помещённых в тексте, запечатлены два солдата русской армии, один из которых на момент публикации был ей неизвестен. Не так давно по поводу этой публикации я получила отклик. Харовчане супруги Татьяна и Сергей Кудрявцевы сообщили, о том, что второй солдат на той фотографии – прадед Сергея – Иван Александрович Рысаков. Оказалось, что точно такая же фотография хранится и в семье отца Сергея, Николая Акиндиновича Кудрявцева. И что есть ещё фотографии, где их прадед запечатлён в военной форме в дни прохождения военной службы в Вологодском пехотном полку в Петрограде. Как уверяли супруги, на обороте одного фото была надпись: «удостоен высочайших наград и благодарностей их Императорских Величеств Государя Императора и Государыни Императрицы»...


Старинное фото


Два товарища в форме русских пехотинцев – один помоложе, другой постарше, смотрят на нас из прошлого столетия. Один из них – мой молодой дед Александр Павлович Смирнов. Даты на снимке нет, о ней мы можем только догадываться. Служил дед в Петрограде в 1914-1915 г.г.


Александр Павлович родился 16 августа 1890 г. в крестьянской семье Павла Васильевича и Агнии Михайловны Смирновых из деревни Варламово Михайловской волости Кадниковского уезда Вологодской губернии.


В 1902 г. он окончил Васьяновское сельское училище Кадниковского уезда и поэтому имел «право на льготу, установленную пунктом 3-м статьи 64 Устава о воинской повинности (Изд. 1897 г.)», о чём было записано в Свидетельстве об окончании данного учебного заведения, выданного на его имя Кадниковским Уездным училищным советом.


Поэтому он и «ходил в ратники на 1 месяц» в 1912 году, о чём сделал запись в своей записной книжке, где отмечал важнейшие события своей жизни.
А перед самым началом Первой мировой войны - 28 июля 1914 года - его вновь призвали на ратную военную службу, которую он проходил в Петрограде в составе Вологодской пешей дружины (позднее – Вологодского пехотного полка).


Документы свидетельствуют


О том, где и как служил мой дед, мы узнали из подлинных документов, хранящихся в семейном архиве, среди которых – «Личная записная книжка». Формат книжки – 11 х 18 см. Позднее такие документы, но маленького, карманного формата, стали называться «Личными книжками красноармейца». А сейчас это – воинский билет с фотографией. В начале 20 века каждый солдат имел личный номер. Александр Смирнов имел личный № 215.


У каждого нижнего чина Русской армии имелась такая «Личная записная книжка», которую он был «должен постоянно хранить у себя при получении денег и предъявлять её ротному командиру для отметки в соответствующих графах количества денег и время выдачи». Это были «приварочные, чайные и кормовые деньги». Хлебные деньги, деньги за смотры, единовременные денежные награды, письма с деньгами. Собственные деньги было положено сдавать командиру и получать под расписку. Многие страницы в этой книжке так и остались чистыми, поскольку простые солдаты получали лишь мизерное жалование денежного довольствия. За июль и август 1914 года было выдано 55 копеек лишь 9 сентября, по 50 копеек – в следующие месяцы. В декабре 1914 г. перед Новым годом было выдано 75 копеек. Нательная рубаха солдата стоила в то время 1 руб. 30 коп., а исподние брюки - 1 руб. 70 коп. Пара сапог стоила 7 руб., полотенце – 16 коп. Так что купить что-то стоящее на жалованье было сложновато, а уж тем более помочь семье, оставшейся в деревне.


В книжке отмечалось не только денежное, но и вещевое довольствие, предметы вооружения и снаряжения. Солдат имел при себе: винтовку, приспособления для ухода за оружием - отвёртку, протирку, дульную накладку, шомпольную муфту, шпильку, ружейный ремень, штыковую ножну. Солдату выдавали поясной ремень с бляхой и петлёй, поясной ремень с пряжкою, ремень к шинели, патронную сумку, нагрудный патронташ. Из записей в книжке становится ясным, что винтовку мой дед менял три раза (в книжке указывались и зачёркивались номера выдаваемого оружия). Последней в его руках была японская винтовка. Всё, что надо было иметь солдату – это табак да минимум сухого пайка - умещалось в вещевом мешке, на поясе прицеплялась баклага с водой и котелок.


В Вологодском пехотном полку


Ровно сто лет назад мой дедушка Смирнов Александр Павлович (1890-1952) служил в Петрограде на охране железной дороги. В одном полку с ним был и его земляк Иван Александрович Рысаков. В 1914 г. служили они в Вологодском пехотном полку в составе 348 Вологодской пешей дружины, 2 роты, 4 взвода, 4 отделения. Этот полк был создан в 1793 г. как Вологодский мушкетёрский полк. Местом его дислокации был Северный Кавказ. Своим названием он был обязан солдатскому вооружению – ружьям – мушкетам. В этом статусе он участвовал в различных военных кампаниях – по усмирению горцев в Кабарде и в долине реки Чегмен. Полк принял участие в войне с Турцией в 1828-1829 г.г. и польской кампании 1831 г., потеряв при этом убитыми и ранеными более трети своего состава. При реорганизации через два десятка лет он стал именоваться Вологодским пехотным полком с местом приписной дислокации в Новгород-Волынском. Новобранцев в основном набирали из окрестных губерний, но один взвод первой роты (она считалась лучшей) в каждом батальоне по традиции формировался из «титульных» призывников, то есть вологжан. Землячества в армии тогда служили моральной поддержкой солдатам, и присутствие в полку большого числа военнослужащих из одного уезда или даже волости сплачивало солдат и делало их храбрее. Как само собой разумеющееся считалось тогда и то, что шефство над своим полком брали на себя губернские власти и представители вологодского купечества. Участвовал вологодский полк и в Первой мировой войне.


Письмо Александра Смирнова


В нашем семейном архиве сохранилось чудом уцелевшее письмо, написанное ровно сто лет назад на небольшом клочке бумаги тёмными чернилами. Оно написано по всем правилам старой орфографии, которую я сохранила. Так писали письма родным и близким солдаты с фронта, охраняя их душевное спокойствие в самые тяжёлые дни боёв и невесёлой окопной жизни.


«1914 ноября 30 дня.


Дорогим моим родителям папаше и мамаше от сына вашего Александра.


Посылаю я вам своё сыновское почтение и с любовью и сердечным приветом прошу вашего родительского благословения, которое навеки нерушимо. И супруге Александре посылаю супружеское почтение и с любовью сердечный привет. И дорогому сыну Коле посылаю своё родительское благословение, которое навеки нерушимо. И низкий поклон и брату с супругой и сыном и по низкому поклону сестре Фаине. Низкий поклон и дедушке. И желаю вам всем хорошего, и уведомляю вас, что меня в учебную не выбрали.


В среду принимали другую присягу и с молодыми 3 р. И 1/24-й сегодня отправились на охрану железной дороги по Петроградской и Вятской железной дороге на 1 месяц. Коледу угнали…(непонятное слово – прим. Авт.), Костю Красика.


Теперь нас будут учить вместе с молодыми. Сборной роты не будет. (Вероятно, произошла реорганизация, поскольку на Личной записной книжке название 348 пешей роты было зачёркнуто, и поверху выведено: «437 пехотный полк, 4 роты, 3 взвода, 1 отделения. – прим. Авт.)
В караул ходим все через 1 день. Сегодня купил шапку-папаху за 1 руб.25 коп. и снялись на карточку со своим начальником 12 взводных и отдельно (очевидно, вот этот снимок – прим. Авт.).
Теперь нам хлеба дают 2 фунта, а мяса больше 32 зол. и жалованья прибавили 25 коп. в месяц. Теперь всего 75 копеек. За перчатки выдали 35 коп., а казённые отобрали. За носки – 32 коп. Теперь писать не знаю, что ещё, тёмно и неловко. Затем и до свидания. Остаюсь добр и здоров, того и вам желаю. Поклоны все получил, спасибо вам.»


Пехотинец Иван Рысаков


Иван Рысаков был уроженцем деревни Екимовская, что в трёх километрах от деревни Варламово. Оба они проходили военную службу ратниками в Петрограде в составе 348 пешей Вологодской дружины (позднее названной 437 пехотным полком), 2 роты, 4 взвода, 4 отделения.


Одна из внучек Ивана Рысакова, харовчанка Галина Акиндиновна Кузьмина, оказала неоценимую помощь в написании этого материала. Она показала мне те самые фотографии, с которых и начался наш рассказ. Действительно, на обороте одной из них было написано: «Удостоен высочайших наград и благодарностей Их Императорских Величеств Государя Императора и Государыни Императрицы». К сожалению, эта надпись, выполненная типографским способом, относилась не к портретируемым лицам, а к мастеру – фотографу Оцуп, снявшему их в Петрограде на углу Литейного и Бассейной улицы.


Вот что рассказала Галина Акиндиновна:


-К сожалению, о дедушке мы мало что знаем, хотя сохранилось несколько фотографий, которые прислал он со службы в рядах русской армии. Моя мама, Александра Ивановна Кудрявцева (Рысакова), была единственным ребёнком в солдатской семье Ивана Александровича и Анны Васильевны. Она родилась 13 января 1913 года. Её отец служил в армии 25 лет и пришёл в родную деревню уже «на возрасте», с большой окладистой бородой. Точные даты жизни дедушки мне неизвестны, как и то, был ли он ранен на войне и от чего скончался.


Семья Рысаковых была основательной, верующей, жили хорошо, в достатке. Крепкий большой дом, справное хозяйство, своя полоска земли. Соблюдали все православные посты, и если в Масленицу в доме ещё оставались пироги, то в Великий пост к ним не прикасались, сушили на сухари, питаясь скоромной пищей.
После возвращения с Первой мировой дед Иван прожил очень мало, и моя мама ко времени своего замужества, к 25-ти годам (1939), уже осталась круглой сиротой. Но пока была жива её мать, моя бабушка Анна, они поддерживали своё хозяйство, обрабатывая землю, выращивали лён, пряли и ткали. Так что замуж молодая девушка вышла с хорошим приданым. Выйдя замуж в Кузовлёво, она позднее перевезла туда и родительский дом, который стоит там и по сей день, как память о знаменитом предке Иване Рысакове.


Одну из фотографий Иван Рысаков прислал своей крёстной - Апполинарии Михайловне Широгоровой, которую особо почитал и любил: «1915 года 1 мая Посылаю сию карточку я матери крёстной на память. Твой крестник маркеля Щапотин. Апполинарии Михайловне».


Благодарности их Императорских Величеств


Издавна так повелось у людей, что ремесло воина считалось самым уважаемым и почётным. Но оно порождало не только героев, но и калек, вдов и сирот, делая их несчастными. Поэтому этим категориям граждан от государства за их ратный труд всегда назначались пенсии, оказывалась поддержка. Так было задекларировано Российским государством и накануне Первой мировой войны.



Пенсия нижним чинам назначалась на срок или пожизненно, смотря по тому, утрачена ли ими способность к труду временно или навсегда. Воины, увольняемые из армии по ранению, должны были обязательно освидетельствоваться для определения их прав на пенсию, помимо ходатайства с их стороны. Все увечные воины, лишившиеся руки или ноги, могут получить искусственные ноги, руки и другие механические приспособления 1. Из Мариинского приюта увечных воинов в Петрограде; 2. Из комитета Ея императорского Величества Великой Княгини Елисаветы Фёдоровны по снабжению искусственными конечностями и другими протезами и механическими приспособлениями увечных воинов в Москве; 3. Из приюта для ампутированных и увечных воинов, учреждённого в г.Киеве под покровительство Их Императорских Высочеств Великих Княгинь Анастасии Николаевны и Милицы Николаевны. Для чего они по очереди на казённый счёт будут по заявкам вызываться в Петроград, Москву или Киев. С прошениями о выдаче протезов следует обращаться в вышеназванные Приюты или Комитет. Прошение это должно посылать непосредственно по почте, но можно также представить известным уездным воинским начальникам, которые и передадут их по назначению.


Вызванные комиссией с места своего жительства увечные отправляются для прохождения свидетельствования известными уездными воинскими начальниками в распоряжение того уездного воинского начальника, куда подано прошение, который и препровождает увечных в Приюты или Комитет».


К сожалению, так и не удалось установить, где и как получил своё боевое ранение Александр Павлович Смирнов, лишившийся ноги. С войны он вернулся инвалидом, и хотя состоял в Вологодском Губернском Союзе Увечных воинов под №3279, пенсию так и не получал. На жизнь зарабатывал промысловой охотой, сдавая на государство пушнину белки. Ходил по лесам, до крови натирая культю деревяшкой. По мере сил работал в колхозе. Скончался в 1952 г. Видимо, увечных воинов было так много, что ни один Комитет или Приют не справлялся с ними.


Татьяна СМИРНОВА
Фото из семейных архивов Кудрявцевых и Смирновых

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1087 просмотров
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Место под рекламу 468х60 -1
Место под рекламу 468х60 -2
 


 

 

 

общество культура дети события праздник спорт конкурс здоровье школа победа люди библиотека история встреча война выставка поздравления закон политика экономика воспоминания музей соревнования ветераны семья юбилей творчество концерт акция детсад природа детский сад экскурсия традиции поэзия фестиваль образование пенсионеры самоуправление профилактика проза михайловское музыка сироты экология мероприятие жкх открытие награждение туризм поздравление письмо выборы лыжи село армия читатель василий белов отдых традиция семигородняя волейбол каникулы молодежь сорожино митинг память область турнир сельское хозяйство порядок фото патриотизм чтения ярмарка игра футбол итоги мчс религия поездка воспитатель школьники гто книга семинар конференция цтнк лето благоустройство победители инвалиды прокуратура земляки оптимизация картины пундуга спартакиада художник полиция